Имя собственное в художественном тексте. В.С.Макрова, к.фил.н., доцент, кафедра АФ БГУ

Изо  всех имен, ономастического слоя лексики, нас более всего интересуют имена людей, имена собственные, так как они  способны нести интересную информацию о персонажах художественного произведения .

В отличие от нарицательных имен у имен собственных  ослаблена  или вообще отсутствует понятийно-смысловая сторона.  Это хорошо заметно, когда имя собственное взято вне  текста. Имя собственное способно указывать на принадлежность человека к  определенной национально-языковой общности, на пол человека, если это не двойное имя. В значениях английских имен собственных, как правило, присутствуют эти признаки. Что касается  фамилий,  то они не указывают на пол носителя.

На общеязыковом уровне многие антропонимы  характеризуются  одинаковым обобщенно-предметным значением, а их  дифференциальные  признаки принадлежат  обширным группам имен собственных. Это касается  так называемых множественных  антропонимов, которые вне контекста не связаны с каким-либо  конкретным человеком. Им противостоят  единичные антропонимы, которые ассоциируются с определенным объектом и  указывают на него.  Это могут быть имена  людей, получивших известность. Множественные и единичные антропонимы  разграничиваются на основании отсутствия  или наличия  объекта , на который антропоним указывает  в первую очередь ( Берков В.П.1973, с.63).

Единичным  антропонимам уделяется серьезное внимание  в филологическом анализе текста, где они представляют аллюзийные имена или, как их еще называют ,прецедентные имена (Красных В.В., Д.Б. Гудков и др.).Интересное использование аллюзийных имен  можно заметить в рассказе Лесли Поулз Хартли «WS,  в  котором не очень успешный писатель  WalterStreeter, пытаясь понять , кто ему шлет  анонимные письма  угрожающего характера за подписью  W.S., отмечает сходство инициалов  не только с его собственными, но и с инициалами  широко известных писателей В . Шекспира, С. Моэма и В. Гилберта. Таким образом у писателя проявляются некоторые не очень явные признаки мегаломании , в чем его обвиняет анонимный знаток  произведений  Уолтера Стрита .Интересно то, что в данном случае мы наблюдаем то, как номинативный перенос  позволяет видеть свойство гениальности там, где её на самом деле не наблюдается.

Более того , через номинативный перенос  имя собственное способно перейти в разряд  нарицательных слов, когда имена героев могут быть не только аллюзийными, но и нарицательными для обозначения некоторых ярких качеств. В таких случаях можно говорить об антономазии как особом стилистическом приеме, а функция таких слов представляет особый интерес для вдумчивого читателя, стремящегося как можно глубже понять прочитанное, а также для  филолога-исследователя. Такие  имена входят в обороты речи, и мы говорим  о  синдроме “ плюшкинизма “, о “маниловщине” и т.д. без специальных разъяснений, понимая скрытое значение  таких слов, поскольку являемся носителями одного и того же культурного кода.

В исследованиях художественного текста  отмечают  большую роль и экспрессивные возможности имен собственных, где они не только  участвуют в создании  образов персонажей, но и способствуют  развертыванию основных тем и мотивов произведения, участвуют  в раскрытии идейно-эстетического содержания, вносят вклад в формирование  художественного времени и пространства, могут выявлять  скрытые смыслы текста. го содержания, вносят вклад в формирование  художественного времени и пространства, могут выявлять  скрытые смыслы текста. На это указывают В.А. Кухаренко, Н.А.Николина и другие  ученые. Они отмечают, что имя собственное  также является средством связности (когезии и когерентности) и смысловой многомерности текста. Это  одна из ключевых единиц текста, его важнейший знак, который актуализируется в процессе прочтения. Это особенно ярко проявляется,  когда имя собственное используется в качестве заглавия текста, указывая на особую значимость персонажа.

Встречая имя собственное в тексте впервые, читатель мало знает о герое, а возможно, и самом имени. В.А. Кухаренко  отмечает, что, входя в текст, имя собственное является семантически недостаточным. По мере развертывания сюжета читатель узнает  о герое, а вместе  с этим и о его имени,  больше и больше. Перед ним раскрываются  картина сюжета, характеры персонажей, а имена героев  получают своё семантическое наполнение. Имя собственное в конце произведения  является  семантически обогащенным и способно  выступать в качестве  сигнала различных ассоциативных  значений (Кухаренко В.А., 1988:с.101).

Таким образом, мы можем  заметить, что имя собственное в тексте  постепенно расшифровывается, к нему как бы приращиваются новые смыслы. Это хорошо  можно видеть на примере образа главной героини AggieBattв рассказе Джейн Гарден “Groundlings”, посвященном  лондонским поклонникам театра Шекспира. Главная героиня Эгги  Бэтт является очень известной  среди  театралов города, она не пропускает ни одной  постановки Шекспира. Сюжет рассказа  основан на печальном событии, которое происходит в очереди  за билетами на спектакль “Winter’sTale”   в день его постановки. Как всегда первая в театральную кассу, Эгги Бэтт  тихо и незаметно  для  окружающих  уходит из жизни. Первое упоминание о ней  мы находим  в  небольшом диалоге в начале рассказа, а затем  в следующем абзаце, где она представлена как  she т.е. личным местоимением. Это  производит такое впечатление, как будто речь идет о  ком-то  хорошо знакомом и близком рассказчику, которая тоже любит театр и по возрасту  близка  главной героине. Они  действительно давно знакомы  — в течение тридцати пяти лет, и Эгги Бэтт  очень интересует рассказчика, хотя  она сама не проявляет никакого интереса ни к кому из окружающих, производя впечатление  самодостаточного  и несколько высокомерного человека. Её отношение к простодушной любительнице театра, возможно,  не столь хорошо осведомленной во всех тонкостях  театральной жизни Лондона  можно  расценить как высокомерное, даже снобистское, судя по отрицательной реакции  на попытки более тесно  познакомиться с ней, завязать разговор в очереди за билетами,  в перерывах , а также на стремление  помочь Эгги Бэтт , которая производит впечатление  нуждающегося человека. Это заметно по многим деталям  жизни героини, в том числе по

Если в начале рассказа Эгги Бэтт представлена  как  безымянная поклонница Шекспира, то в следующем абзаце  мы узнаем её имя и фамилию, которые употребляются  в контексте театральной жизни военного и послевоенного Лондона. Как можно видеть во всех последующих событиях  рассказа , жизнь Эгги Бэтт  тесно связана с театром, хотя  она и не была актрисой. Чем больше читать узнает о  её  жизни и любви к театру, тем больше она озадачивает и восхищает его , а фанатичная любовь к театру и поклонение Шекспиру  вызывают чувство искреннего уважения. Нельзя не согласиться с рассказчиком, когда она говорит об Эгги Бэтт как о символе нации, о её лучшем представителе:

She is a symbol. She is homage. When we see her we grin. We say ‘There is Aggie ‘ but we are really saying ‘There is one of us, the best of us’. Through Aggie Batt we know our tribe  (Gardan 1994; 88).

Особого внимания заслуживает имя Шекспира, которое  употребляется в рассказе  не менее двух десятков раз и вместе со словами  theatre, tickets, students, а также  с именем главной героини и названием рассказа  образуют тематическую сетку. Имя великого писателя носит характер прецедентного имени  и является аллюзийным. Оно говорит очень о многом  не только носителям англоязычной культуры, оно символично для многих культур и для мировой  цивилизации, и Эгги Бэтт, очевидно, хорошо’ понимает это, используя свои незначительные денежные средства для поездки заграницу на конференцию, посвященную творчеству Шекспира. Его творчество действительно объединяет всех  людей мира,  как ни банально это звучит, поэтому последняя фраза рассказа  ”ThepeopleofShakespeare’sparish” может ассоциироваться  не только с теми людьми, которые попадают в поле зрения автора, но и со всеми теми, кто знает и ценит этого автора. Его имя является интертекстуальным и интернациональным,  его можно встретить во  многих художественных  произведениях на  различных языках. Это имя ,как и имя Пушкина, — символ всего лучшего, что есть в мировой литературе.

Интересно и имя главной героини, по сути  это даже и не  её собственное имя, так её нарекли студенты, которые  приходили в театр и с фонариками  и следили за тем, насколько точно актеры воспроизводят текст Шекспира.  Полуголодные в  те далекие первые послевоенные годы,  они настолько  увлекались постановкой,  что забывали об ужине, который ждал их в теплой столовой. Вероятно, имя Эгги Бэтт имеет свою этимологию, однако нам пока не удалось её выявить. Возможно, его выбор связан с её странным внешним обликом и впечатлением  фанатичного, слегка сумасшедшего человека, которое она производила.

Символичен её уход из жизни, тихий, почти не заметный. Его заметили только те, кто находится по эту сторону моста Ватерлоо, стоя в очереди за билетами на пьесу Шекспира “TheWinterTale”.Смерть Эгги Бэтт и её образ становятся символом уходящего столетия, уходящей эпохи с её интересами и ценностями.

А по ту сторону моста находятся совсем другие люди со своими разнообразными интересами, спешащие на работу, по делам. У них иные ценности, они  прагматичны и должны успеть многое сделать, чтобы обеспечить себя и свои семьи, но и они являются  людьми Шекспировского прихода, о чем говорит автор в конце рассказа, ещё раз     подчеркивая роль писателя в единении нации.

Интересно то, как к роли имен собственных в художественном тексте подходит Кэрин Хьюитт. В комментариях к роману ”Atonement” – “ Искупление” Иэна Макьюена она пишет, что имя героя может содержать информацию  о его  социальном статусе , но оно может также быть нейтральным. Так в  тридцатые годы предыдущего столетия, с которыми связаны описываемые в романе события, имя Briony– Брайони было необычным, его могли выбрать очень состоятельные аристократичные родители (upperclassparents) , любители  оригинальных  исключительных имен. Оно хорошо сочетается с именами Leon, Cecilia. Имена Emily, Hermione характерны для представителей среднего и высшего классов.  Jack отмечается  как нейтральное социально не маркированное имя. Имена Lola, Jackson, Pierrot звучат  странно, первое  — испанское имя, уменьшительная форма, американское имя  Jackson  произошло от фамилии. Что касается третьего  имени, то оно  представляет уменьшительную форму  французского  происхождения. Интересно звучит неформальная форма имени  Cecilia,  принятая в семье девочки , — Cee. Как считает Кэрин Хьюитт, их выбор Гермионой, матерью детей, был произвольным. А фамилия  Tallis  когда-то принадлежала  сочинителю церковной музыки  16 века Томасу Толлису – ThomasTallis, она имеет английское звучание и, очевидно, английское происхождение.

В качестве абсолютно обычного имени  отмечается   Robbie Turner , в котором   Turner  — типичная английская фамилия , а  Robbie —  уменьшительная модификация от  Robert. Человек с таким именем может принадлежать любому социальному классу. Другие варианты имени —   Rob, Bob, Bobby. Но  при всей вариативности имени, человека знают только по одному из вариантов (Роман Иэна Макьюена  Искупление : комментарии Р82/ уч.ред.К.Хьюитт  .- Пермь, 2007, с.16-17).

В произведениях, относящихся к реализму,  по замечанию редактора Комментариев,  имена редко имеют какое-либо символическое значение, т.к.  оно неизвестно, если таковое существует. Если имена способны отразить  хотя бы классовую принадлежность героя, то фамилии  говорят об этом очень мало. Они могут давать информацию географического плана в некоторых случаях. Очевидно, это может быть указание о месте рождения и жизни  героя, его семьи, предков.

В комментарии к роману  “Portobello” RuthRandell К.Хьюитт    также отмечает , что в романах проекта «Россия-Оксфорд» имена персонажей не содержат  никакой символики . но их социальная маркированность не отрицается. Она также  указывает на некоторые национально  окрашенные имена в романе. Так по имени Feisal можно дорадаться о мусульманских корнях  его носителя,  но  фамилия Smith  (его отец  — белый) предполагает  смешение рас. Joel – библейское имя, его может носить любой человек, но герой романа – еврей, светский, не церковный т.к. о  синагоге речь не ведется. Также  отмечено его упоминание в Ветхом  Завете. Здесь же подчеркивается , что имена Ella, Lance , Gemmaвполне обычны для британцев и могут присутствовать в  любой социальной группе (Роман Адама Торпа “Ulverton”  Комментарии./ науч. Ред. К.Хьюиттю- Пермь, 2011).

В романе “WhiteTeeth” ZadySmith присутствует большое количество персонажей, одни из которых имеют английские корни и , соответственно, имена: Archie, Marcus, JoyceChalfen, — другие являются  иммигрантами из Вест Индии,Ямайки, это Samad, Aslana и другие герои, имена которых , очевидно,  говорят о мусульманских корнях их носителей. Среди иммигрантов много смешанных семей, такие браки  не были редкостью в Карибских странах, а их жителям после  Второй мировой войны было несложно переехать в  Великобританию, где в это время не хватало рабочих рук. Один из героев романа DarcusBowden  приезжает в страну  в 1958 году, работает , определяется с жильём и через 14 лет приглашает  к себе жену Hortense  и дочь Clara.  В выборе имен членов этой семьи  хорошо заметно британское влияние, очевидно, это результат взаимодействия культур. Таким образом, мы наблюдаем следующие свойства  имени собственного в тексте: оно указывает на социальный статус героя, его национальную принадлежность и обладает историко-культурным ореолом.

Н.А.Николина, В.А.Кухаренко и другие ученые говорят о связи  этимологии имени с авторской модальностью, а также о том, что имена персонажей могут предопределять формы их поведения в тексте. Они находят примеры этого в замечательных образцах русской литературы , например,  в образе Катюши Масловой, героини романа Л.Н. Толстого, этимология имени которой связана с понятием  “вечно чистая” , а также во многих других произведениях.

Тем не менее у большинства имен собственных этимологическое значение просматривается довольно слабо и требует специального изучения. Однако существует особая  разновидность имен ,  так называемые  TokenNames- говорящие имена или имена с внутренней формой, с прозрачной мотивировкой. По форме они идентичны  нарицательным именам, подчеркивая некоторые характерные наиболее важные в определенном контексте черты персонажей. Говорящие имена  представляют особый стилистический приём  антономазию – литературный вид замены имен, состоящий в том, что имя собственное  заменяется нарицательным и наоборот (Комлев Н.Г. 2006 , с.130). В таких именах наблюдается взаимодействие  двух типов лексического значения : предметно-логического и контекстуально-назывного, благодаря чему автор  не только выделяет черты героя , но и передает собственное отношение к персонажу, которое часто содержит иронию . Это усиливает эмоциональное воздействие на читателя, что очень важно для художественного произведения. В нашей выборке из рассказов современных британских  и американских  писателей  это такие имена как GreatProfundo, Crammer, FranklyWorried, OldStager. Они помогают читателю  уяснить характер героя, как бы дают подсказку, таким образом выполняя прогнозирующую функцию, о чем говорят Н.Г. Комлев, Ю.М.Скребнев и другие ученые.

Эта функция может быть связана и с фонетическим обликом имени собственного и с его морфемной структурой, так  фамилия персонажей повести Харпер Ли  “To Kill a Mocking Bird” Ewell созвучна со словом  evil– зло. Они действительно являются носителями зла в этой  книге. А имя писателя Walter Streeter в рассказе Л.П.Хартли  “W.S.” созвучно с WallStreet – названием деловой улицы Лондона , что вполне отвечает роду его занятий, а отчасти  и  его характеру.

Авторская модальность , по нашим наблюдениям, очень  хорошо представлена в выборе героев романа Адама Торпа “Ulverton”/ Если соотнести этимологию имен героев этого романа и  их характерные черты, то во многих случаях  можно заметить  полное или частичное соответствие . Так имя Ann означает “ красивая , изящная”,  эта женщина , действительно красива и изящна, но  это не мешает ей быть жестокой. Имя   Gabby означает “болтливый”, персонаж с этим именем обладает данным качеством. William означает “желанный”   и для героини главы   Leeward , которая его любит,   он действительно    является  самым желанным человеком. Таких соответствий в романе выявляется довольно много,  анализируя характеры персонажей и соотнося их с этимологией имен, приходим к выводу о том, что  многие имена  романа “Alverton” имеют символическое значение и , вероятно не случайно выбраны  автором Адамом Торпом.´ Это дает нам основание считать , что символическая функция имени собственного присутствует в современных произведениях британских писателей наряду с другими  функциями имени собственного, о  которых мы говорили в нашей статье.

Литература

- Комлев Н.Г. Вопросы лингвистики и методики преподавания иностранных языков. М.: 2006

- Николин Н.А. Филологический анализ текста.  М.: Академия, 2003

- Hewitt K. Contemporary British Stories.  Perm, 1994

- Hewitt K. A New Book of Contemporary British Stories.  Perm, 2005

- McEwan Ian. Atonement. London, 2001

Добавить комментарий